Главная » Блоги » Химическая атака: получится ли у государства разделить империю Фирташа

Химическая атака: получится ли у государства разделить империю Фирташа

Химическая атака: получится ли у государства разделить империю Фирташа

5 сентября Антимонопольный комитет решил принудительно разделить химический бизнес Дмитрия Фирташа, а главного трейдера группы Ostchem оштрафовать на 107 млн гривен.

Единственный подобный случай в истории Украины состоялся в середине девяностых и касался разделения молокозавода в Донецкой области. Понятно, что ни по масштабу, ни по последствиям для рынка эти два случая несопоставимы.

Впрочем, инициатива АМКУ — это только полдела. Учитывая современные реалии и отрицательный опыт Комитета в общении с судами, может не хватить фантазии, чтобы спрогнозировать, что с этим решением может сделать украинская Фемида. И этот процесс уже стартовал.

Юридическая команда Group DF еще перед официальным объявлением решения о принудительном разделении начала засыпать исками суды всех уровней, пытаясь обжаловать каждый аргумент АМКУ. Когда в этой истории будет окончательно поставлена точка и какой она будет — неизвестно.

Что означает решение АМКУ, которым может быть процесс разделения и к кому подобная санкция может быть применена в будущем?

Химическая империя Фирташа

Группа Ostchem — ключевое направление бизнеса Group DG Дмитрия Фирташа. Покупку основных химических активов олигарх совершил в 2010-2011 годах во времена президентства Виктора Януковича.

В состав группы тогда вошли горловский «Концерн Стирол», черкасский и северодонецкий «Азоты», «Ривнеазот», а также производитель минеральных удобрений «Нитроферт», который находится в Эстонии.

В то время олигарх контролировал и многострадальный «Одесский припортовый завод», который до сих пор принадлежит государству, но при каждой власти меняет куратора.

Контроль Фирташа заключался в том, что его компании стали единственным поставщиком газа для ОПЗ, а Ostchem — основным покупателем продукции завода для дальнейшего экспорта. После бегства Януковича из страны на ОПЗ зарабатывали уже люди из ближайшего окружения бывшего президента Петра Порошенко и экс-премьера Арсения Яценюка. Фирташ свое влияние потерял.

Однако о сотрудничестве с группой Ostchem на ОПЗ не забудут еще долго. Сейчас завод должен Ostchem более 250 млн долларов и этот долг является большой проблемой для государства. В том числе и поэтому его продажа блокируется годами.

Конкурентов в Украине у Фирташа немного. За его орбитой находится большое химическое предприятие «Днепроазот», которое принадлежит Игорю Коломойскому, и около 15 небольших производителей, которые в разное время вместе занимали от 2% до 9% на рынке удобрений.

Историческое решение

Расследование АМКУ было начато еще в 2015 году. Основанием стало заявление «Полтавского ГОКа» Константина Жеваго против «Черкасского Азота» касательно поставок селитры, которую ГОК использовал для производства взрывчатки.

Делом занимался государственный уполномоченный Андрей Вовк, который одним из первых пострадал от «кадровых чисток» Владимира Зеленского, поскольку ассоциировался с окружением экс-президента Петра Порошенко.

«По состоянию на лето 2017 мы поняли, что дело было расследовано неправильно. В суде его можно было легко развалить. Дело обнулили и начали новое расследование исходя из реальных причин, которые мы видим», — рассказывает Терентьев.

Со второй попытки АМКУ удалось довести дело до логического завершения: 5 сентября Комитет заявил о принудительном разделении группы Ostchem. Единственный подобный случай в Украине случился в далеком 1996 году, когда было разделено молочное предприятие «Донмолпром».

Комитет признал, что ОАО «Азот», «Северодонецкое объединение Азот», «Ривнеазот» и «НФ Трейдинг Украина» в 2014-2017 годах занимали монопольное положение на рынке первичной реализации минеральных азотных удобрений и этим монопольным положением злоупотребляли.

Какие именно претензии у АМКУ к компаниям Фирташа?

Ostchem — монополист

Согласно закону, монополистом считается компания, занимающая доминирующее положение на рынке, а ее доля на нем превышает 35%.

АМКУ установил, что четыре предприятия группы в 2014-2017 годах были монополистами на рынке реализации минеральных удобрений. При этом в течение трех лет их доля на рынке существенно менялась.

В АМКУ существенное снижение доли группы в 2017 году объясняют остановкой производства, в которой Комитет усматривает нарушение антиконкурентного законодательства.

Такое положение дел, считают в АМКУ, позволяло Ostchem завышать цены на удобрения и держать их на уровне, превышающем стоимость импорта — основного конкурента группы.

«Также это способствовало возможности сокращать производство и поставки удобрений на внутренний рынок. В то же время компании-конкуренты не способны компенсировать образованный дефицит», — заявляют в Комитете.

Перепродажа газа

Первым нарушением со стороны Ostchem АМКУ называет «систематическую перепродажу внутри группы по завышенным ценам газа, который является основным сырьем при производстве удобрений».

Это якобы приводило к установлению необоснованной себестоимости их производства и, как следствие, к завышению стоимости реализации удобрений.

Использование посредников в определенные моменты, по данным АМКУ, приводило к космическому завышения цен на голубое топливо: в разные периоды оно достигало от 2% до 194%.

«В целом компании группы в 2014-2015 годах перепродали между собой 923 тыс. кубов газа за счет чего его себестоимость выросла на 3,3 млрд. гривен», — говорится в расследовании АМКУ. Как следствие, это привело к завышению стоимости аммиачной селитры на более чем 500 млн гривен.

Остановка производства

Еще одно нарушение — остановка заводов во время сезона весенне-полевых работ в 2017 году, что привело к недопоставкам товара аграриям.

«Основанием» для остановки стало сознательное непроведение расчетов за поставки газа и даже не истребование уже оплаченного группой газа из хранилищ. В то же время с покупателей была взята предоплата за производство удобрений«, — объясняет руководитель департамента расследований рынков производственной сферы Игорь Кустовский.

Комитет считает, что если бы три основных отечественных заводы-производителя удобрений конкурировали между собой, а не действовали как один субъект, то установленные злоупотребления были бы невозможны.

Кроме решения о принудительном разделении АМКУ наложил штраф в 107 млн гривен на компанию «НФ Трейдинг Украина». В АМКУ свою логику объясняют тем, что именно через эту структуру было реализовано около 99% производимых группой удобрений.

Что дальше

Реакция команды Фирташа на действия АМКУ была предсказуемой. В Group DF заявили, что решение является тенденциозным, принятым на основании аргументов сомнительного качества с грубым нарушением законодательства.

«Некоторые оценки и положения не выдерживают никакой критики и свидетельствуют о лоббировании интересов со стороны конкурентов украинской химической промышленности. АМКУ фактически решил стратегическую задачу прежде всего российских конкурентов по уничтожению отечественного химпрома», — отмечается в заявлении.

Также в Group DF заявили, что будут обжаловать «в судах всех уровней» оба решения: о принудительно разделения Ostchem и штрафе в 107 млн гривен.

Каковы аргументы Group DF?

«Все элементы доказательств они пытаются оспорить: определение рынка, процедурные моменты, невозможность разделения. Они все подвергают сомнению», — заявил Кустовский.

«Мы прекрасно понимали, что дело пойдет в суд и готовы отстаивать свою позицию. Однако о перспективах дела пока говорить рано», — добавляет он.

Остаются вопросы и к размеру штрафа. Так, руководитель аналитического департамента «Concorde Capital» Александр Паращий считает, что 107 млн гривен — это мягкая санкция, учитывая «тяжесть» обвинения и «продолжительность и существенность нарушения». И почему оштрафовали одну компанию, а не всю группу?

Терентьев говорит, что наложение штрафа на всю группу могло уничтожить расследование. «Закон недостаточно четко говорит, что такое принудительное разделение — это форма дополнительной ответственности или альтернативной. Мы решили не тестировать наложение штрафа и принудительное разделение на одно и то же лицо», — говорит он.

«Поскольку мы обязали заводы разделиться, то еще и оштрафовать их — это дать им возможность использовать конституционную норму о том, что их дважды наказали за одно нарушение. Но первоочередным для нас было реализовать принудительном разделении, размер штрафа — на втором плане», — добавляет глава АМКУ.

Будут ли попытки юристов Фирташа обжаловать решение АМКУ удачными? Время покажет, ведь в отношениях государства с олигархами все может быть. Пример тому — свежий негативный кейс АМКУ с группой «Приват» Игоря Коломойского.

В конце прошлого года суд запретил Комитету рассматривать дело о сговоре 178 АЗС группы. Таким образом расследование, которое длилось два года, было заблокировано одним решением суда. Это дело находится в подвешенном состоянии до сих пор.

Каким будет разделение?

Как пройдет процесс разделения химической бизнес-группы Фирташа — едва ли не главный вопрос. И украинское законодательство не дает на него никакого четкого ответа.

«Фактически ответчики могут предложить любую модель реорганизации, и АМКУ может на нее не согласиться исключительно в случае, если в результате такой реорганизации монопольное положение сохранится», — рассказывает экс-госуполномоченный комитета Агия Загребельская.

Кустовский также говорит, что разделение осуществляется на собственное усмотрение. «Я так это вижу: у нас будут учредительные встречи, на которых компания будет предлагать свои варианты. В рамках этого процесса мы, возможно, придем к общему мнению», — добавляет он.

«Однако следует понимать, что мы делим не рыночные доли, а активы, которые производят удобрения. На сегодня у группы Фирташа в Украине есть три завода. Даже два из них могут при постоянной ежемесячной работе обеспечить 100% потребления удобрений в Украине. Один черкасский „Азот“ по объему производства и по потенциалу может обеспечить им доминирующее положение на рынке. То есть им надо как минимум продавать один из заводов », — говорит руководитель департамента.

Кому приготовиться

В ближайшее время АМКУ может открыть второе дело в отношении агрохолдинга МХП Юрия Косюка. «Есть один эпизод (по признакам злоупотребления монопольным положением — Ред.) по МХП и сейчас, возможно, будет другой. Исследования по этому вопросу на финишной прямой», — заявил Терентьев.

Еще один сюрприз может ожидать газовый бизнес Фирташа. Продолжаются расследования работы облгазов. Возможно, в октябре-ноябре будут первые решения.

Уже в ближайшие недели Комитет обещает решение по группе СКМ Рината Ахметова. «Дело касается Corum Group (производитель оборудования для горнодобывающей отрасли — Ред.). Там размер штрафа не очень большой — около 50 млн гривен. Подробности будут через две недели», — говорит председатель АМКУ.

«Не исключаю, что потенциально может быть запрещена концентрация по „Метинвесту“ Ахметова. Заявление касается покупки шахт», — говорит Терентьев.

Но все эти дела трудно поставить в один ряд с решением по Ostchem. Главный вопрос — стоит ли в ближайшее время ожидать принудительного разделения других монополистов?

«Если АМКУ не изменил свою позицию, это означает, что каждая компания, которая имеет выше 35% долю рынка, имеет шанс быть принудительно разделенной. Прежде всего можем вспомнить группу ДТЭК, Метинвест, Приват и Интерпайп, которые имеют на отдельных рынках доли, превышающие не только 35, 45%, а иногда 50%, 80% и даже 90% », — заявила Загребельская.

«Принудительное деление — исключительная мера, которая должна применяться тогда, когда злоупотребление монопольным положением не может быть исправлено любым другим способом», — утверждает Терентьев.

«Но говорить, что сейчас к любому субъекту у которого доля превышает 35% рынка, может быть применена подобная санкция — это некорректно. В ближайшее время у нас нет дел, в которых было бы целесообразно применить принудительное разделение», — подытожил он.

Источник

capital.ua

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*